"Обучение легавой" Зворыкин Н.А.

Купить книгу в электронном виде

Зворыкин Н.А. "Обучение легавой"

Купить Зворыкин Обучение легавой

После подтверждения оплаты вам нужно нажать в том же окне на ссылку:

"Перейти на сайт магазина"

 

Отрывок из книги Н.А. Зворыкина

ВОСПИТАНИЕ.

Давая книжке заглавие «Обучение легавой», я хотел объединить содержание ее тою руководящею мыслью, что дресси­ровка, являясь понятием слишком узким и подразумевая скорее механическое приспособление животного к требованиям предъявляемым человеком, не охватывает тех возможностей, которые достигаются, главным образом, правильным воспитанием. Без воспитания же даже столь богато одаренное животное, как собака, не достигает необходимого развития умственных способ­ностей для совершенного и высокого сотрудничества с человеком.

Как ни странно, но значительное количество легавых собак не удовлетворяет своему назначению, и очень многие, вместо того, чтобы совершенствоваться, унаследовав хорошие качества, часто теряют те культурные задатки, которые были когда-то укреплены.

Подразумевая под обучением легавой не только дрессировку и натаску, а, главным образом, воспитание собаки, я обращаю на последнее особое внимание.

Встречаются, правда, замечательные полевые собаки, хотя им и не было уделено особой заботы; однако, редкие из них могут по работе своей сравняться с экземплярами таких же способностей, но получившими с раннего детства и воспитание, благодаря которому ум их полностью развился в сторону сознательного сотрудничества с человеком.

Под воспитанием я вовсе не подразумеваю содержание собаки, ее выращивание, а имею ввиду исключительно то обращение, которое заставляет ее не за страх, а с полуслова понимать и подчиняться авторитету хозяина.

Хорошо поставленная легавая с отличными природными полевыми качествами и красивыми линиями сложения доставляет высокое удовлетворение, и, наоборот, скверная легавая вызывает двойное­ сожаление. Легавая гоняющая, бросающаяся, плохо идущая на свисток, охотящаяся как будто сама по себе часто поневоле влечет соответствующее поведение и со стороны охотника: он бежит, чтобы поспеть, пока собака не согнала дичь, он кидается к раненой птице, чтобы собака не схватила и не растерзала добычу, он орет, зовет, сипнет от крика, находясь в крайнем возбуждении, и, как будто являясь конкурентом собаки, сам нередко бывает похож на невыдержанную собаку.

У такого охотника нет уверенности в достижении цели, нет спокойствия, нет созерцания; вся неурядица, затрудняющая добы­вание дичи, выводит его из равновесия, вызывает жадность, даже кровожадность, и инстинкты зверя затуманивают человеческий рас­судок и далеко отодвигают возможность разумно пользоваться дарами природы!

Немало бывает случаев, когда озверевший охотник ломает со злобы ружье или вымещает эту злобу на собаке, принося домой вместо дичи настроение, которое досаждает домашним.

Хорошо воспитать и обучить легавую может тот, кто любит собаку, понимает ее психику и обладает способностями педагога.

Только из рук культурного человека можно ожидать действи­тельно культурного воспитанника. От воспитателя, прежде всего, тре­буется соблюдение следующих основных правил: 1) благоразумность, ясность и постепенность предъявляемых требований и терпеливая, неумолимая настойчивость в их исполнении; 2) безхитростное обращение вообще и честное выполнение обещанного; 3) ласковое, заботливое и наблюдательное отношение.

Не так сложны на первый взгляд приведенные коротенькие основные правила воспитания. Немного, кажется, нужно для дости­жения этими правилами хорошего уклада в собаке. Как мало как будто на первый взгляд требуется для хороших достижений! Однако, кажущееся легким оказывается на практике трудным, встречая не­ожиданные препятствия в характере по большей части воспитателя,  а не воспитанника.

Да, как ни странно, а трудности воспитания и постановки со­баки лежат в большинстве случаев не в природе собаки, а именно в недостаточных знаниях и способностях воспитателя!                                  

Как ни просты перечисленные основные правила воспитания, тем не менее полезно разобрать их практическое осуществление.

То, что можно требовать от взрослой воспитанной собаки, нельзя требовать от недостаточно воспитанной. То, что доступно, взрослой собаке, недоступно «пониманию» щенка, да и щенячий возраст имеет много ступеней. Если десятимесячную собаку можно оставлять без вреда для ее послушания лежать перед кормом хотя бы 10 минут, то для щенка, скажем, 4-х месячного такие выдержки, кроме вреда, ничего не принесут, вызывая непосильный соблазн и вполне ожидаемое и естественное ослушание.

Нельзя требовать, чтобы щенок на прогулке следовал за вами через слишком высокий по его росту уровень воды, точно так же, как вредно приучать 3-4 месячного щенка следовать на прогулке у ноги и предъявлять приказание «вперед» и «назад».

Требование может быть предъявлено только такое, в понимании которого собакою у вас нет ни малейшего сомнения; в противном слу­чае нельзя его предъявлять, помня, что приказания отдаются собаке для того, чтобы они были непременно исполнены.

Характер требования должен преследовать подчинение собаки вашей воле и соответствовать обиходу будущей полевой деятельности, отнюдь не вдаваясь в ненужное и даже вредное фокусничество.

Надо быть осторожный в предъявлении таких требований, которые оставили по вашей ошибке или по каким-нибудь другим причинам неприятное воспоминание в собаке, вызывающее в ней робость или боязливость. Выполнение подобных требований надо про­водить исключительно ласково и лакомством, предъявляя такие тре­бования незаметно, между прочим.

Говоря о предъявлении требований, нельзя не упомянуть, что все благоразумные, ясные и постепенные требования хорошо и быстро усваиваются собакой тогда, когда собака доверяет хозяину и признает, следовательно, его авторитет.

Предъявленное требование, во что бы то ни стало должно быть исполнено. Настойчивость, прежде всего, приучает собаку к сознанию неизбежности исполнения приказания. Настойчивость, однако, допустима только терпеливая. Нет хуже, если воспитатель начнет го­рячиться, чрезмерно возвышать голос, бегать за собакою или бить ее. Собака видит в таком поведении не наказание за свой проступок, а своего рода нападение, и естественно начинает прибегать к мерам спасения,—забиваться под кровать, в кусты, неподвижно, упрямо лежать, оставаясь безучастной к зову, удирать домой и т. п.

Можно быть и ласковым, и настойчивым в то же время, можно предъявлять категорические требования, можно выговаривать, бранить, тащить за шиворот, но никогда не выходить из терпения.