КАК ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ОЦЕНИВАТЬ ДАЛЬНОСТЬ ЧУТЬЯ?

А. Макко "Напряженная работа"C 1959 года в правилах полевых испытаний собак введено новшество: к баллам, определяющим степень диплома, отнесены баллы за дальность чутья.

Ответственность судей за точность определения дальности чутья той или иной собаки, естественно, возросла. Между тем никаких точных указаний, как оценивать дальность чутья легавой, в правилах нет. Лишь в так называемой «ориентировочной шкале скидок» скороговоркой сказано, что «высшим баллом оценивается собака, причуявшая хотя бы одну из (желательно перемещенных) птиц не ближе двадцати пяти шагов».

Столь категорическое, безотносительно к условиям работы собаки, высказанное утверждение о расстоянии, на котором собака должна причуять дичь, чтобы получить право на высший балл, равно как и странная оговорка, что при этом иметь перемещенную птицу только «желательно», не выдерживает критики.

Оставляя в стороне вопрос о том, как влияют на дальность причуивания дичи легавой собакой метеорологические условия, характер обыскиваемой местности и тому подобные факторы, я бы хотел обратить внимание на то, что определение дальности чутья невозможно как без учета поведения сработанной птицы, так и без учета индивидуальных особенностей испытываемых собак.

Птица, даже если во время работы собаки она находится в состоянии временного покоя, до это-го, конечно, «бродила», оставляла следы. Будучи потревоженной, она может сравнительно долго уходить или бежать от собаки, что, бесспорно, изменяет условия причуивания. В этом случае работа собаки способна произвести большое впечатление на неопытного судью, обмануть его. Конечно, зрелище работы по местовой птице сплошь и рядом бывает весьма эффектным. Прихватив, собака на миг окаменевает, а затем упорно и долго ведет, прежде чем застыть, наконец, на стойке.

Молодые судьи с горячностью бросаются измерять шагами расстояние от места прихватки собакой запаха дичи до места ее взлета. Судья фиксирует феноменальную дальность «работы» легавой, а вместе с тем и свою недостаточную подготовку к важному делу судейства.
К сожалению, такие действия малоопытных судей находят оправдание в существующих правилах испытаний, так как правила не настаивают на том, чтобы высший балл за чутье присуждался лишь за работу по перемещенной птице (и только по перемещенной). Между тем любой опытный судья и кинолог отлично знают: точность чутья легавой по местовой птице не определишь.

Впрочем, следует сказать, что и само выражение «перемещенная птица» сплошь и рядом понимается и трактуется неправильно даже в тех случаях, когда судья, казалось бы, хотел испытать собаку именно по перемещенной птице.Судейстйо на полевых испытаниях — не охота. Вот почему наши крупнейшие судьи уже давно  согласились с предложением, высказанным еще в 1926 году Р. Ф. Гернгроссом: «перемещенной» можно и должно считать только ту птицу, которая, сев после взлета, впоследствии поднимается с того же самого места.

Действительно, лишь в этом случае можно быть уверенным, что запах птицы исходил из некой определенной точки, и лишь в этом случае расстояние между местом подъема перемещенной птицы и местом, откуда собака птицу причуяла, будет являться точным показателем дальности чутья.
Судья, удовлетворяющийся просто фактом перемещения птицы, а затем работой собаки по этой птице не обязательно в точке ее посадки, поступает неправильно, и его оценки дальности чутья той или иной легавой бывают ошибочны. Дело в том, что многие виды птиц после посадки непременно сразу же бегут, а остальные также могут, отдаляться от места посадки в ту или иную сторону как параллельно поиску, так и под разными к нему углами ,что влияет и на силу исходящего от них запаха и на величину подводок и потяжек.

Приведем в пояснение сказанного несколько примеров. Допустим, что «перемещенная» дтица перебежала с места посадки в какое-то другое, навстречу поиску собаки. Определяя дальность чутья расстоянием от места причуивания до места взлета птицы, судья ошибется, так как, занизит дальность чутья собаки, возможно, учуявшей и след птицы, и место ее первоначального нахождения.

Иногда птица бежит в направлении поиска: собака, конечно, отметит место посадки птицы, но не всегда сделает это достаточно резко, увлеченная удаляющейся дачью. Эдесь определение дальности чутья расстоянием от места причуивания до места взлета, наоборот, приведет к завышению дальности.

Если же птица перебежит в новое место под каким-то углом к поиску собаки, то, поскольку выбранный ею путь неизвестен, любъе определение дальности чутья будет только гадательным, а потому также неверным.

Однако ложное впечатление о дальности чутья может быть вызвано и другими причинами.

Иногда встречаются собаки с большим опытом работы, из которых одни, найдя птицу и сделав стойку, могут быть отозваны владельцем, а другие, обнаружив Дичь, сами возвращаются к хозяину, всем своим видом как бы прйглашая его следовать за собой, или, как принято говорить, «анонсируют».

Характерным для «анонса» является то, что собака отходит со стойки, лишь будучи твердо уверена в наличии дичи, то есть когда  птица находится отнюдь не на пределе чутья. Дальность чутья и способность собаки к анонсированию никак между собою не связаны, ибо отход со стойки сплошь и рядом встречается у самых заурядных по чутью экземпляров. Начинающие же судьи в силу ложных представлений обычно связывают анонс, как действительно ценное качество охотничьей собаки, с каким-то полусказочным чутьем и оценивают его без всяких оснований очень высоко. При этом они с горячностью доказывают, что сами видели, как далеко и чисто вела собака, вернувшись к месту стойки... Но они забывают, что за время отхода собаки со стойки и возврата к ней птица успевает отбежать на значительное расстояние, и наивно принимают чистую работу по следу за работу по самой дичи!

Приходится судить и таких собак, которые, встретясь с птицей, бросают стойку, делают и обрезают круг, становясь птице «в тыл». Этот прием, свойственный собакам с большим опытом работы и очень полезный при охоте на старых чернышей и на куропаток, большой дальности чутья не требует и тоже никак с ней не связан. Собака, знающая уже, что имеет дело с бегущей птицей, пользуется здесь и малейшими колебаниями воздуха, и слухом, и зрением, и наконец, «интуицией», то есть выработанной задолгие годы практики способностью «угадывать» местонахождение дичи.

Ясно, что в данном случае также нельзя полагаться на «красоту работы» и думать, что птица при «обрезании» круга была обнаружена с помощью одного чутья...

Зная все это и сталкиваясь на практике с множеством ошибок в оценке дальности чутья легавых собак молодыми судьями, вновь и вновь приходишь к выводу, что в 1959 году, вводя новые Правила испытаний легавых, мы не все предусмотрели и продумали.
Пресловутая «оговорка» Правил о «желательности» испытаний легавых при оценке дальности чутья хотя бы по одной перемещенной птице без ясного и недвусмысленного указания на то, какую птицу считать перемещенной, приводит начинающих судей к ошибкам, вносит путаницу в бесспорные истины.

Положение следует исправить. Для этого нужно немногое. Надо только записать в Правилах испытаний, что дальность чутья собакй может определяться только при работе по перемещенной птице и что перемещенной считается птица, поднявшаяся на крыло точно из места посадки, отмеченного судьями.

В. КУРБАТОВ, судья 1-ой категории

по материалам журнала "Охота и охотничье хозяйство" 1963 г.